Глиняные игрушки и украшение изделий

С давних времен из глины делали не только сложные сосуды или прихотливые скульптуры, но и простые детские игрушки. До сих пор заслуженной славой пользуются “дымковские” игрушки из Вятской области, “филимоновские” из Тульской, “хлудневскяе” га Калужской, абашевсхие” из Пензенской. Для них характерен обобщенный облик персонажа и яркая раскраска. Лепили такую игрушку, конечно, вручную. Игрушечник выбирал самые выразительные детали и просто прилеплял их друг к другу. Затем вся фигура промазывалась сверху “глиняным молочком”, скреплявшим ее.

Часто такие фигурки еще и звучали - их делали в виде свистков. От таких примитивных игрушек-свистков совсем недалеко до вполне солидного глиняного музыкального инструмента - окарины. Название этот глухо звучащий инструмент подучил от итальянского слова “оса” гусь, гусыня, так как по виду он напоминает толстое тело гуся с вытянутой шеей. В Италии т таких окарин до сих пор составляют целые народные оркестры.

После формовки глиняного изделия наступала очередь украшения - мастер украшал его - ведь узор должен быть надежно закреплен при последующем обжиге. Самым древним способом украшения глиняного сосуда надо признать тиснение. По выдавленным на поверхности горшка, узорам подучили свое археологическое название многие культуры. Так узоры на “текстильной керамике” получали, отпечатывая на чуть подсохшем сосуде грубые ткани и рыбацкие сети. В III - начале II тысячелетня до н.э. в Европе украшали сосуды оттисками веревки или шнура, намотанного на палочку. Ее прижимали к сосуду под разными углами, получая, таким образом, “шнуровую керамику”.

Японские гончары вплоть до XX века обвивали сосуды тесьмой, спдетеной из рисовой соломы. В печи при обжиге солома выгорала, оставляя характерный орнамент. Вдавливали древние мастера в еще сырой сосуд хлебные колосья, отдельные зернышки, раковины, ягодки хвойных деревьев (в Японии такая керамика даже имеет особое название - “сосновоигольчатая”).

Позже для тиснения стали изготавливать специальные деревянные палочки с узорами-штампиками на торцах. Сегодня сосуды с такими простенькими узорами-ямочками археологи называют “ямочной керамикой”. Иногда же гончар наносил орнамент на изделие просто пальцами. Такие пальцевые защилы по краям сосудов характерны для скифской керамики.

При использовании гончарного круга узор на сосуд легче наносить гравировкой - прочерчивакием заостренными палочками. Часто для этого использовали прихотливо вырезанные гребенки. Применяли для украшения и напепные узоры из глиняных жгутиков, шариков, пластинок.

Все вышеописанные способы орнаментации называются у гончаров рельефными. Однако существовало и гладкое декоркроваяие. При “лощении” поверхность' изделия наиграют до зеркального блеска камнем-голышом, косточкой, стальной ложкой, стеклянным пузырьком. При этом верхний слой глины уплотняется, становится более прочным и меньше пропускает воду. Этот легкий способ в старину даже заменял более трудоемкое глазурирование. Лощеный сосуд приобретал особую красоту после “томления” или “чернения” в печи. Для этого в самом конце обжига в гончарный горн клали смолистые сосновые дрова, ненужное тряпье, сырой навоз и траву - словом все, от чего возникал густой черный дым. После томления сосуды получали глубокий черный цвет. На бархатистом черном фоне узоры отливали синеватым стальным блеском, за что такую посуду в народе прозвали “синюшками”.

Другим способом гладкого декорирования является роспись ангобами глиняным сметанообразкым раствором. Если мастера подбирали для росписи “живую глину”, то окраска всего изделия выходила приглушенной. И общая цветовая гамма получалась теплой (кирпичный, красно-коричневый, серый, желтый цвета). Смешивая натуральные ангобы между собой, получали тончайшие оттеккн. Для получения же холодных (синих, зеленых) и черных ангобов добавляли в них соли различных металлов. Оксид хрома давал травяной цвет. оксид кобальта • синий, медный купорос • бирюзовый.

“Пожар”, о котором говориться в русской загадке, это обжиг, один из самых важных моментов в изготовлении глиняной посуды. При обжиге из глины удаляется влага, распадаются одни вещества, образуются другие. Только после обжига глина превращается в новое, искусственное вещество - керамику. Для обжига хорошо просушенное изделие помещали в костер, русскую печь KID) горн. Сегодня для этого используют электрические муфельные печи.

Превращение глины в керамику происходит при температуре 500 - 900° С. И чем ниже температура обжига, тем дольше идет процесс. До сих пор в Средней Азии, Африке, Америке народные мастера ведут обжиг на кострах. Изделия ставятся в несколько ярусов на кирпичи прямо на землю и обкладываются со всех сторон дровами. Такой обжиг длится от 8 часов до нескольких суток. В специальном же гончарном горке, где удается довести температуру до 900° С, обжиг идет значительно быстрее. Простейший двухкамерный гончарный горн известен с древнейших времен. В нижнюю камеру такого горна закладывают топливо, а в верхней размещают изделия. В Средине века горн был непременной принадлежностью всех ремесленных гончарных слобод. Да и сама профессия гончара получила свое название от слова “горн” после выпадения неудобной в произношении буквы “р”.

Последней стадией обработки, теперь уже керамики, русская загадка называет “обвар”. При обваре посуда становится еще прочнее и меньше пропускает влагу. Для этого еще горячую керамику щипцами вынимали из печи и погружали в ржаной или овсяный кисель, квасную гущу или молочную сыворотку. Эти клейкие жидкости, глубоко проникая в стенки посуды, надежно закупоривали ее поры. Изменялся при этом и внешний вид изделия: оно покрывалось своеобразными темными пятнами, предохраняющими сосуд, по убеждению гончаров, от дурного глаза.

Со временем, такой древний способ обвара применялся все реже и реже. Все больше гончары предпочитали покрывать изделия тончайшим слоем стекла - глазурью, или поливой. Под тонким слоем глазури краски и ангобы становились ярче. Еще в XVII веке на Руси для обвара _лечных изразцов использовали цветные глазури - “муравленые” (зеленые) н “цениные” (синие). На литых рельефных изразцах в углублениях собирался более толстый слой глазури, и от того более темный. Рельефы при этом становились более выразительными.

Каким образом обычный печной горшок “людей кормил” объяснять не надо. А вот почему его в “старости пеленали”? Дело в том, что горшок был так ценен в русском быту, что даже треснувшие горшки не выбрасывали. Их обвивали узкими распаренными лентами бересты. Береста, высыхая, плотно облегала стенки и такие спеленутые горшки могли служить еще долгие годы.