Художественные изделия из травянистых волокон

Ближе к весне у некоторых стеблей крапивы, особен­но надломленных ветром, кое-где уже отслаивается верхний слой коры, в котором находятся волокна.

Их гибкость и прочность давно оце­нили птицы. Например, клест всег­да ищет крапивник, чтобы благоус­троить своё зимнее гнездо. Воробей нет-нет да и прихватит крапивное волоконце для заделки случайных щелей в утеплённом ещё с осени гнезде.

Весной заготовку строймате­риала в крапивнике вовсю ведёт си­ница ремез. Её гнездышко-люлька висит над самой водой на ветке ра­киты. Оно настолько прочно, что не разрушается по нескольку лет.

Уж не эти ли пернатые умельцы надоуми­ли и человека использовать прочные эластичные волокна крапивы?..

Подобно льну и конопле, крапи­ва — одно из самых древнейших во­локнистых растений, которые чело­век научился обрабатывать.

Из длинных и прочных волокон крапивы двудомной изготовляли пряжу для ткани, идущей на пошив одежды, парусов и мешков.

Из неё ткали ковры, вили верёвки и кана­ты, плели рыболовные сети. На за­падном берегу Ладожского озера археологами была найдена рыбо­ловная сеть, сплетённая из крапив­ных нитей ещё в каменном веке.

Многие, вероятно, помнят сказку Андерсена о том, как девочка спас­ла от злых чар братьев, превращён­ных в диких лебедей.

По совету до­брой феи, она нарвала крапивы, раз­мяла её стебли, напряла нитей, а за­тем изготовила из них рубахи-коль­чуги, вернувшие братьям человечес­кий облик.

В сказке отразилась дав­няя вера людей в чудодейственные свойства ткани из волокон крапивы, способной, якобы, оберегать челове­ка от злых чар и дурного глаза, а так­же — исцелять от различных болезней.

Недаром из крапивной пряжи вяза­лись носки, которые носили при рев­матических болях, пояса, применя­емые при радикулите и мигрени.

Постепенно капризную жгучую крапиву вытеснили более покладис­тые лён и конопля. Однако, память о крапиве, как о волокнистом растении, всё же, сохранилась где-то в глубине сознания, иногда проявляясь в детс­ких играх.

В одном этнографическом сборнике XIX века сообщалось: «В деревнях Рязанской губернии девоч­ки пряли волокна из крапивы для по­лучения ниток, которыми шили из тряпочек платья для кукол, — гото­вых ниток матери не давали».

Воз­можно, с педагогической точки зре­ния, матери поступали весьма мудро, и не только потому, что напоминали о необходимости экономить, сколько потому, что невольно приучали детей к рукоделию, ремеслу.

Остаётся толь­ко гадать: каким образом девочкам стали известны прядильные свойства крапивных волокон, о которых взрос­лые давно забыли?..

Справедливости ради, следует сказать, что крапивные волокна были забыты не всеми взрос­лыми. Даже в наше время их исполь­зуют для прядения ниток, предпочи­тая покупным, коренные жители Кам­чатки и Приамурья.

Прочные и долго­вечные нити идут на плетение сумок, корзин и разнообразных коробок. При изготовлении традиционных из­делий, наряду с крапивными нитями, применяются ивовые прутья, стебли дикой ржи (тувейки) и береста.

Дово­льно часто используют и другое во­локнистое растение, растущее на пус­тырях и гарях, — кипрей узколистый, называемый в народе иван-чаем.

С за­готовленных осенью стеблей иван-чая осторожно снимают кожицу, раз­деляют её на волокна, сушат и уби­рают на хранение.

Часть заготовлен­ного материала окрашивают отва­ром, собранного на болоте ржавого мха, содержащего оксид железа, в чёрный цвет.

Чтобы придать волок­нам глянец, в красящий раствор до­бавляют рыбий жир. Чередуя, в оп­ределённом порядке, тёмные и свет­лые волокна, мастера украшают по­верхность изделий выразительными геометрическими узорами.

В былые времена, из волокон иван-чая вили верёвки, изготовляли рогожки, конскую упряжь, мешко­вину и многое другое. В народе это рас­тение нередко называли дикой коноп­лёй.

Этим подчёркивалось сходство его волокон с волокнами конопли, возделываемой на территории на­шей страны с IX века, называемы­ми пенькой.

В наше время, пенька не­заменима при изготовлении морс­ких канатов, парусины, брезента, пожарных рукавов. Но, из-за нарко­тических веществ, содержащихся в растении, конопля попала в опалу. 

Вполне возможно, что в недалёком будущем, учёные смогут заменить её культурным видом кипрея узколис­того, волокна которого имеют сход­ные свойства.

Возможно, настанет черёд и крапивы, ну, а пока, следуя примеру наших пращуров, изгото­вим своими руками крапивную ку­дель.

Крапивная кудель

Все хоть краем уха да слышали, как сложно заготавливать и обрабаты­вать лён, коноплю. Крапиву — тоже, если делать это, как и положено, осенью. 

Тогда её нужно высушивать, потом — долго вымачивать, снова вы­сушивать, чтобы получить, наконец, ту самую тресту (так принято называть просушенные и очищенные стебли волокнистых растений), из которой и извлекаются прядильные волокна.

А если собрать крапиву зимой и в пер­вой половине весны, то вы будете иметь уже почти готовую тресту: сама природа — хлёсткие дожди, росы, из­морозь, туманы и зимние оттепели — поработала за вас...

Принесённые с пустыря стебли крапивы нужно хорошо высушить, разложив на печи или рядом с батареей центрального отопления. Затем, удаляют мелкие ветки и засохшие листья.

Чтобы проверить качество полученной тресты, её разминают пальцами и надламывают в несколь­ких местах. Готовая треста должна разламываться в руках с лёгким треском, а волокна — отделяться от деревянистых частей стебля.

Обминание. Обработку трес­ты начинают с обминания её в спе­циальных мялицах. От того, на­сколько добросовестно размяты стебли, зависит качество пряжи. Не домнёшь мялкой, так не возьмёшь прялкой — предупреждала кресть­янская поговорка.

Мялицу, или мял­ку, для обработки небольшого коли­чества тресты в домашних условиях можно сделать самим — она состоит из четырех деталей (Рис. 1а).

К деревянному основанию толщиной 20 мм прикрепляют шурупами две доски, имеющие седловидные вырезы. С внутренней стороны в местах выреза каждая из дощечек скашивается под углом 45 градусов.

Рычаг, или било, снизу слегка заос­тряют и прикрепляют к мялице с помощью болта. В свою очередь, ос­нование мялицы укрепляют шурупа­ми на скамье или какой-либо другой устойчивой опоре.

За один приём, на мялице можно размять только одну горсть тресты, то есть, столько, сколько может вместиться в руке.

Начинают обминать тресту с одного из концов, уложив её в седловидный вырез, при поднятом рычаге.

После каждого нажатия и последующего за этим приподнимания трес­ту слегка поворачивают и продвига­ют немного вперёд. Так поступают до тех пор, пока горсть тресты не будет полностью обмята.

Обминание тресты идёт более спо­ро, если вместо мялицы использовать самодельные двухвальные или трёхвальные мялки (Рис. 1б).

Хотя рабо­тать на них можно и одному, вдвоем, всё же, удобнее и быстрее. Один закла­дывает между валами тресту, другой крутит рукоятку и принимает обмя­тые стебли, называемые повесмом.

Трепание. Чтобы удалить из обмятой тресты кострику — дере­вянные части стебля, разломанные на мелкие кусочки, — её треплют специальной трепалкой (или трепа­лом), имеющей форму большого деревянного ножа, или косаря.

Тре­палки (Рис. 2а) вырезают из твёр­дой древесины дуба, клёна и березы. Нанося трепалкой по повесму час­тые резкие удары, как можно чище выбивают застрявшую в волокнах кострику. 

Затем, повесмо кладут на пень и тщательно проколачивают (Рис. 26). Обычно, после такой об­работки, оставшиеся частицы кос­трики легко отслаиваются. Их оста­ётся только вытрясти, ударяя пуч­ком повесма о круглую деревянную палку (Рис. 2в) или ребро скамьи.

Ошмыгивание. Особенно трудно отделяются от повесма ве­щества, находящиеся между волок­нами в верхнем слое стебля. Их мож­но окончательно разрушить и уда­лить способом ошмыгивания.

Чтобы понять сущность этого приёма, нужно взять в руки неболь­шой пучок обмятой и обтрёпанной крапивы и, крепко сжав пальцами, потереть друг о друга (Рис. 3а).

Обычно от них сразу же начинают отделяться и падать вниз мельчай­шие пылевидные частицы.

Освобож­дённые от них волокна становятся чистыми и шелковистыми.

Если приходится обрабатывать значи­тельное количество повесма, то его пучки удобнее удерживать не руками, а специальными щипцами (Рис. 3б).

Щипцы состоят из двух берёзо­вых дощечек, соединённых полоской листовой стали.

При ошмыгивании, один конец пучка повесма можно за­жать в мялице рычагом-билом.

Од­нако, гораздо удобнее применять для этих целей специальный зажим с ва­ликом-эксцентриком (Рис. 3в).

Тем более, что такой зажим понадобится на следующем этапе обработки воло­кон — чесании.

Закреплённые волок­на захватывают щипцами рядом с зажимом. Обшмыгивая участок за участком, постепенно продвигаются от одного конца к другому.

На сле­дующем этапе, пучок волокон пере­ворачивают и закрепляют в зажиме другим концом. Теперь остаётся только обработать щипцами конец, освобождённый из зажима, и пере­ходить к чесанию волокон.

Чесание. Подготовленные к чесанию волокна называют мычками. Крапивные, а также конопляные мычки состоят из длинных, средних и коротких волокон. Чем длиннее волокна, тем тоньше и длиннее пря­жа.

Для отделения длинных волокон от средних и коротких, в старину ис­пользовали большие кленовые греб­ни, укреплённые на подставках.

Но особенно длинные и чистые волокна получали после повторного чесания так называемыми мыкалками — ма­ленькими гребенками и щетками, из­готовленными из свиной щетины.

Сам процесс расчесывания и разгла­живания мычека, или мочек, назы­вался мыканием.

Он требовал боль­шого терпения, усидчивости: надо было аккуратно расчесать и разгла­дить буквально каждую прядь воло­кон. Отсюда и пошли известные вы­ражения «мыкаться», «горе мыкать» и тому подобные.

Волокна крапивы, закреплённые в зажиме, можно рас­чёсывать обычными металлическими и пластмассовыми гребёнками, име­ющимися в продаже.

Прежде чем начать чесать, осторожно укладыва­ют одну прядь к другой. Чесать на­чинают со свободного конца, постепенно продвигаясь в сторону зажима (Рис. 4а). При этом, на рас­чёске остаются короткие волокнис­тые очески — изгребь.

Волокна сред­ней длины, вычесываемые волося­ными щётками, назывались пачеся­ми, а оставшиеся длинные волокна— куделью (Рис. 4б).

Ткань, полученная из кудельных нитей, шла на сарафа­ны, рубахи, скатерти, полотенца, пос­тельное бельё и другие тонкотканые изделия.

Из изгребья и пачесей (ина­че — отребья и вычесок) готовили пряжу, идущую на грубое полотно, — ватолу, из него шили одеяла, мешки, всевозможные подстилки и накидки для возов.

Из тех же волокон пряли, а затем ткали полотна с редким пере­плетением нитей — веретье и рядни­ну, использовавшиеся для хозяйствен­ных нужд.

Из грубых волокон, кото­рые не обрабатывались ошмыгиванием и чесанием, вили верёвки и кана­ты, использовали, как паклю для про­кладки между венцами бревенчатого сруба, а также — для конопачения пазов между брёвнами.

Холсты, сотканные из кудельных нитей, отбеливали на росе и снегу, а также вываривали в щёлоке — отва­ре древесной золы.

Верёвки, бечёвки, мешковину и другие подобные изде­лия из изгребья и пачесей иногда вы­мачивали сутки в отваре дубовой коры, чтобы повысить прочность и стойкость против гнилостных микро­бов.

Иногда, вымоченные в дубовом отваре волокна окрашивали в чёрный цвет. Для этого верёвки и мешковину опускали в ржавую воду или в раст­вор железного купороса.

Эти древние способы отбеливания и окрашивания с успехом можно применять и сейчас, наряду с современными.